Третье место

Оставить заявку


Эту первую встречу мини-цикла "Нефранцузское просвещение в Жан Жаке" провёл Лев Лурье. Она была посвящена истории петербургского общепита. Мы говорили о том, чем именно ресторанный бизнес сегодняшнего Петербурга категорически не похож ни на дореволюционный, ни на НЭПовский, ни на сталинский, ни на оттепельный. А также, как, что, где, в котором часу и, главное, с кем было принято употреблять в заведениях Петербурга последние 150 лет.

Петербургский общепит до революции строго делился на три разряда: аристократические французские рестораны для большого света и гвардейцев, рестораны русской кухни для среднего класса, трактиры для простонародья. Между публикой этих трех видов заведений почти не случалось пересечений. Тех, кто ходил в «Кюба» не представить в «Палкине». А посетитель «Палкина» в жизни не пойдут в трактир для извозчиков «Одесса». Короткий период НЭПА разрушил все сословные перегородки. Уровень пристойности резко упал: гуляли как в последний раз. Сталинский общепит напоминал дореволюционный. Рестораны – для изысканной публики, простонародье – в рюмочных, закусочных, столовых. Прорыв происходит в 1960-е, когда молодые флибустьеры из поколения Иосифа Бродского берут привычку сидеть в ресторане «Крыша». В 1970 – е годы случилась Великая кофейная революция и, одновременно, началось всеобщее ресторанное гулялово.





Отзывы