Краеведение и мы

19.07.2019

Краеведение – попытка вслушаться в «шум времени», – и давно прошедшего, и недавнего. Равно интересны обыкновения послевоенных болельщиков «Зенита», эротические пристрастия Распутина, фобии Петра Великого. Настоящее мгновенно становится историей.

Краеведение и мы
Краеведение – попытка вслушаться в «шум времени», – и давно прошедшего, и недавнего. Равно интересны обыкновения послевоенных болельщиков «Зенита», эротические пристрастия Распутина, фобии Петра Великого. Настоящее мгновенно становится историей. Происходящее сегодня – материал для лекций и экскурсий будущего. Бурная предвыборная кампания в муниципалитеты и в Смольный – часть этого неостановимого процесса.

Михаил Покровский – пламенный большевик, путанный, хотя и талантливый местами историк, чеканил: «История – это политика, опрокинутая в прошлое». Почти все, кому интересно прошлое, любопытны к ежеминутным изменениям новостей, эволюции, происходящей у нас на глазах. Историками и политиками были и Милюков, и Плеханов, и Троцкий, и Солженицын. Черчилль получил Нобелевскую премию за свои исторические труды.

В этом году исполняется 30 лет выборам на Съезд народных депутатов СССР: ленинградские избиратели дружно проголосовали против секретарей обкома, а стране стали известны фамилии ленинградских депутатов – Анатолия Собчака, Дмитрия Лихачёва, Даниила Гранина, Юрия Болдырева. Через год – демократический Ленсовет и первый мэр Ленинграда. В 1991 – переименование города и оборона Мариинского дворца.

Наступило время показывать: где стояли баррикады; где жила семья скромного профессора юрфака; точку, на которой впервые в Ленинграде подняли триколор; рассказывать об обстоятельствах переговоров заместителя председателя исполкома Валентины Матвиенко с вожаком защитников «Англетера» Алексеем Ковалевым.

Отличная, духоподъёмная будет экскурсия – никаких ужасов 1917. Для тех, кто моложе 35, словами Бориса Пастернака: «Повесть наших отцов, точно повесть из века Стюартов, отдалённей, чем Пушкин, и видится словно во сне».

Вот так же лет через тридцать экскурсоводы станут рассказывать о треволнениях в муниципальном округе «Екатерингофский», обыкновениях Городской избирательной комиссии, фонтане на Сестрорецком Разливе, открытом волею Александра Беглова, и мемориальной доске Борису Стругацкому, установленной по инициативе несостоявшегося в 2019 году губернатора Бориса Вишневского.

Город – вечно развивающийся, самодвижущийся механизм. Когда-то в начале XX века Петроградскую сторону строили с такой же скоростью, как на наших глазах ее некогда заброшенную часть – Петровский остров. Как интересно было бы сегодня почитать дневники жителей Петербургской стороны 1903-1913 годов: понять, как уживались обитатели деревянных домишек эпохи «страны титулярных советников» и выросших по соседству респектабельных шестиэтажных доходных домов? Как Большой проспект догонял по оборотам торговли Садовую улицу? Трудно ли было поступить в гимназию на Петербургскую сторону, и которая считалась престижнее?

Через тридцать лет, а то и раньше нынешние новоселы Петровского острова будут рассказывать о том, как некогда купались в тамошнем пруду, куда было престижнее отдавать ребенка: в 56-ю или 610-ю, и о кольце 7-го троллейбуса на Петровской площади.

Интерес к городу позволяет жить на городской сцене, где декорации почти не меняются, а репертуар каждый день разный. То «Пиковая дама», то «Пять вечеров», то «В Питере – пить». Сергей Витте и Григорий Романов, Даниил Хармс и Антон Дельвиг – персонажи, ходившие по нашим улицам, дышавшие ветром Финского залива. Мы сами в краеведении и объекты, и субъекты.

Вернуться к списку

Отзывы




Пока отзывов нет.

Чтобы оставить отзыв вам необходимо авторизоваться.