Только свои

25.12.2019

Весной 2014 года у Льва Лурье была лекция, посвященная специально высшему свету. Ниже – слегка переработанный конспект.

Высший свет состоял из трех уровней: высшие чиновники (условные «генералы») в количестве примерно 2000 человек, лица, влияющие на решения первого уровня, и «просто тусовщики».

Власть отделялась от народа так упорно, что к середине XIX века лучшие умы страны и высший свет окончательно превратились в непересекающиеся множества. В «Смерти Вазир-Мухтара» это описывается как «три стадии брожения»:

· Винная (Пушкин и декабристы)

· Уксусная (Лермонтов и современники)

· Гнилостная (поздний Николай-I)

Случайно мелькавшие «умы» можно было еще встретить при дворе Александра-II – но не далее. В результате все министерские здания столицы – от Мариинского дворца (Совет министров) и Главного штаба (МИД) до Музея гигиены (минюст) и улицы Зодчего Росси (минкульт и управделами) были населены родовитыми посредственностями.

Кузницей кадров высшего света служило Императорское училище правоведения. Никакие выпускники оксфордов и сорбонн к управлению государством не допускались: учиться в лучших заграничных ВУЗах считалось уделом купечества и… московской элиты, которая петербургский большой свет презирала.

Впрочем, были и другие учебно-социальные лифты: Императорский лицей (типа нынешнего МГИМО), Николаевское кавалерийское училище на Фонтанке, 20, Пажеский корпус (ныне – Суворовское), Морской кадетский корпус.

Были у света и специфические места, где все могли увидеть всех: танцы в Дворянском собрании (Филармония), маскарады на дому (что-то вроде нынешнего Тиндера), аристократические салоны и … еженедельные похороны кого-то из своего круга. Важной литературой считались мемуары типа «50 лет в строю».

Прогуливаться полагалось исключительно в особых местах: Малая и Большая Морские, Невский от Адмиралтейства до Мойки, стрелка Елагина острова. После Пасхи все уезжали в имения или заграницу.

Специальные виды досуга – это Яхт-клуб (с ограничением численности в 200 человек), Английский клуб (250 чел), Михайловский или Мариинский театры (практически каждый день), скачки. С 1910 года – авиация на Коломяжском ипподроме.

Давались еще придворные спектакли в Эрмитажном театре, летом полагалось вместе с полками выезжать в Красное село и ходить в тамошний театр. Гвардеец не мог сидеть далее шестого ряда. Партер занимали исключительно холостяки. Ложи – для семей.

Делать покупки – только в магазинах «для своих»: Фаберже, Мертенс, Елисеевы. Рестораны – Кюба (Б. Морская, 16), Донон (Мойка, 24), Контан (Мойка, 58), Медведь (Театр Эстрады), Аквариум (Каменноостровский, 10), Гранд-отель (все знают где).

Итак, полностью закрытый круг, вход в который – исключительно через предков. Семьи – большие, все знают своих троюродных родственников. Жизнь проходит в делании визитов, покровительстве, выдаче замуж, женитьбе. При дворе принципиально не принимают разведенных.

Все меняется при Николае-II. Императрица не хочет никого видеть, семья живет подальше от всех, в Царском селе. Свет становится не «при дворе», а «вне двора». Чувствует себя отвергнутым. В нем зреют очаги оппозиции. Одна ветвь – Юсуповская – убивает Распутина. Но точно такой же могла бы быть и судьба, скажем, Менделеева, - если бы он оказался вхожим в царскую семью: для высшего света и он и Распутин – одинаково «хамы».

Вернуться к списку

Отзывы

Пока отзывов нет.

Чтобы оставить отзыв вам необходимо авторизоваться.