#самсебеэкскурсия Дополнения к конспекту похода за курьёзами в Эрмитаж с Павлом Котляром

27.05.2022

#самсебеэкскурсия Дополнения к конспекту похода за курьёзами в Эрмитаж с Павлом Котляром
Вообще, «курьёз» – слово французское. Это что-нибудь странное и забавное, смешное, замечательное, любопытное.

И что же мы видим в Египетском зале? Вот статуя древнеегипетской богини Мут-Сохмет с головой львицы. Когда-то её украшал ещё и диск, символизирующий лучезарное солнце – Ра.

А вот Фельдмаршальский зал. В знак признания совершенной исключительности заслуг некоторых военачальников в императорской России решили возродить существовавший в Древнем Риме обычай давать полководцам в качестве почётных добавлений к их фамилии географические названия мест, где ими были одержаны наиболее выдающиеся победы. Именно наличие топонимики в имени и стало критерием отбора персон, чьи портреты представлены в зале: Румянцев-Задунайский, Суворов-Рымникский (и Италийский), Кутузов-Смоленский, Дибич-Забалканский, Паскевич-Эриванский (а за подавление восстания в Польше – ещё и Варшавский). Ну и всем известный светлейший князь Григорий Александрович Потёмкин-Таврический. Самое важное, что этот зал одним из первых был восстановлен после пожара 1837 года: для любой власти победные войны – это способ легитимизации себя. Ведь «победитель всегда прав».

Но вы же не перепутали Фельдмаршальский зал с Военной галереей 1812 года? Вот сколько генералов (а здесь только они) участвовало в той войне. Для столь любимого в армии «единообразия» все портреты написаны Джорджем Доу и его ассистентами. Соблюдена и иерархия: чем ниже развеска к уровню глаз, тем выше чин и заслуги и больше работа над портретом самого Доу. Над портретами, висящими выше уровня глаз, больше трудились ассистенты. В пожаре 17 декабря 1837 года ни один портрет не пострадал.

К открытию галереи многие портреты ещё не были написаны и на стенах были размещены рамы, затянутые зелёной тканью с именными табличками. По мере написания картины размещались на своих местах. Большинство портретов писалось с натуры, а для уже погибших или умерших персонажей использовались портреты, написанные ранее. Однако для тринадцати умерших героев войны 1812 года изображений не нашли; в связи с этим отведённые для них места так и остались затянуты зелёным шёлком.

Гербовый зал. Гербы здесь – смыслообразующие элементы, и Павел предлагает найти их в интерьере. Получается не сразу: позолоченные изображения вынесены в декор люстр – это отражение административного деления Российской империи. Ранее гербы присутствовали и на древках копий русских витязей (скульптурные композиции в торцах зала), но они были демонтированы в 1915 году при устройстве здесь лазарета для нижних чинов.
Наверное, чтобы не отламывали на память, увидев герб своей волости.

Замечали ли вы, что в Георгиевском (он же Большой тронный) зале рисунок паркета повторяет разбивку и орнаментальные мотивы потолка? Интересно, каково на это смотреть, сидя на троне?

Занятно, что после революции с тронного места были сняты символы Российской империи, а после Великой Отечественной войны сюда поместили выполненную из самоцветов и драгоценных камней карту – панно СССР и гербов республик Советского Союза. В 1992 г. демонтировали и их, вернув всё обратно к дореволюционному стилю.

Тот зал, где часы «Павлин», называется Павильонным. Интерьеры напоминают убранство восточных дворцов. Фонтаны-раковины – это вариации бахчисарайского «Фонтана слёз» в Крыму. Мозаичные столешницы на столах сравнительно новые – работы итальянских мастеров XIX века. Важна здесь оконная расстекловка. Стёкла с розоватым отливом сохранились со времён Великой Отечественной войны.

Картина, которая вызывала у вас и ваших детей столько непонимания, называется «Наказание охотника», и это – комикс XVII века на тему деяния и последствий. Здесь 14 историй, последовательно рассказывающих о судьбе несчастного охотника, который 12 раз охотился на зверей, расставлял ловушки, натравливал псов на загнанных животных. 12 картин мучений и смерти лесных зверей. А два сюжета в самом центре рассказывают о том, как животные, объединив свои усилия, поймали охотника с его охотничьими псами и устроили суд и казнь.

«Натюрморт с глиняными трубками». Именно такие трубки курил в Голландии Пётр и именно ими мучил соотечественников. Глиняные предметы намекают на стихию земли, пиво в стакане – на воду, жаровня с тлеющим мхом ассоциируется с огнём, а трубки и табак – со стихией воздуха. Для Петра курение было символом переговорного процесса, эдакой правильной деловитости. А на картине – философия процесса.

«Бобовый король». Это фламандское застолье в честь праздника Богоявления. В этот день в католических странах к праздничному столу подавался особый пирог, содержащий «сюрприз» в виде запечённого боба, ореха, фигурки Христа или святых, монетки. Тот, кому доставался «сюрприз», провозглашался Бобовым королём и возглавлял празднество.

«Вакх» Рубенса: обрюзгший молодой парень, визуальный образ которого соответствует образу жизни – морализм и ЗОЖ в одном.

«Возвращение блудного сына» – картина, которую Советы чуть не продали армянскому нефтяному магнату Галусту Гюльбенкяну. Финансист отправил им свой список покупок, куда входили и «Юдифь» Джорджоне, и «Персей и Андромеда» Рубенса, а «Блудный сын» был на первом месте. Сделка не состоялась, картины остались в Эрмитаже. Но валюта была нужна. В 1930 году продолжили продажу шедевров первого ряда и Гюльбенкян получил-таки ряд картин, большинство из которых сейчас в его музее в Лиссабоне.

«Даная». Её Рембрандт начинает писать через 2 года после своей женитьбы (он вообще часто изображает молодую жену на своих картинах). Долгое время не могли понять, почему сходство с Саскией не так очевидно, как на других картинах 1630-х годов. С появлением рентгена нашли ответ на эту загадку. Раньше сходство было более явным. Но когда супруга умерла, Рембрандт вступил в отношения с Гертье Диркс и изменил черты лица Данаи так, что они совместили в себе обеих любимых женщин художника. Зевс, который представлен на картине, любил земных женщин в разных агрегатных состояниях. К Данае он является в виде золотого света.

Лоджии Рафаэля в Ватикане пленяли воображение Екатерины II, и она отправила туда художников для создания точных копий. Решила создать точную их копию. Эрмитажная копия повторяет и архитектуру, и декор римской галереи с одной лишь разницей: в торце помещён портрет «божественного Рафаэля», тогда как в оригинале на его месте изображён герб Медичи – рода, к которому принадлежал заказчик галереи папа Лев X.

Вернуться к списку

Отзывы


Чтобы оставить отзыв вам необходимо авторизоваться.