Лекции

Мы не учим и не поучаем, мы — поборники просвещения. Мы рассказываем о том, что вам, возможно, некогда — да и негде — было узнать. Вы не услышите от нас сухих и скучных академических штампов. Вы узнаете, почему столицей России не стал Таганрог — и как учили детей до революции. Что общего у Путина, Чубайса и Березовского — и почему вовсе не Петр I построил первый российский флот. Что смотреть в Эрмитаже если у вас есть всего один час — и как финансировалась отмена крепостного права. Где гулять с вашими гостями и детьми — и почему продвинутые интуристы ездят в район Кировского завода. Где и почему лучше лечиться, выпивать, покупать квартиры и учить детей — и чем петербургский снобизм отличается от мюнхенского. Что делать в Хельсинки, если вы уже были в Stockmann’е — и когда правильно ездить в Венецию. Шаг за шагом мы даем вам «дополнительное высшее образование», помогая ориентироваться в истории и в культуре, в городе и в мире.

Текущее и прошлое:



Прошлое
Смыслы города от Петра Великого до Георгия Полтавченко Борис Рогинский
Говорят, что архитектура – это музыка в камне. Но ведь музыка бывает разная: Фридрих Шопен и Стас Михайлов, «Полонез» Огинского и «Пятая симфония» Шостаковича. Большая часть города отражает кратковременные и вторичные модные тренды. Когда-то язык этих зданий был ясен современникам. С тех пор дома остались, а повод забыт. Для Петербурга это особенно важно. Достоевский говорил, что всемирная отзывчивость – главное качество русских. Петербург всех времен отражал не только отечественную, но и мировую моду. Петербург – это текст. Наши лекции – попытка его прокомментировать от Петра Первого до Георгия Полтавченко. Лекция 1. Город первой половины XVIII века. Как детские травмы Петра Первого повлияли на план и облик города – и каковы четыре здания, оставшиеся с тех времен. Почему Расстрелли был гастарбайтером, а Трезини не был архитектором. Есть ли связь между целомудренностью императриц и красотой улиц. Зачем Елизавета Петровна лично встречала все суда с тканями и украшениями. Когда Латинская Америка стала нам ближе Амстердама. Какая деревня в черте городского центра просуществовала до середины XX века. Об этом, о том, почему лучшие дворцы Петербурга непригодны для жизни, и о многом другом - на этой лекции.   Лекция 2. От гламурного рококо к классицизму "Третьего Рима". Парк как образ рая. Лучшее из наследия Екатерины. Лекция 3. От Павла до Александра I. Государственный заказ на архитектуру. Три типа петербургских дам. Визуальные эффекты Росси. "Русский Гамлет". Лекция 4. Петербург времен Николая I. Апогей самодержавия: Николай Павлович и Владимир Владимирович: - сходство и различие. Не царь, но лицедей. Бегство из Рима в Византию. Царь-поклонник Вальтера Скотта и цензор каждого нового фасада, - а десяток новых дворцов в Петербурге - следствие плодовитости монаршей семьи. Уродство Исаакия на фоне трехэтажного Петербурга. Лекция 5. Китч Александра II и его сходство с Ельциным. «Новый русские» и их дворцы. Обезображенный Петербург 1860-1880-х. Лекция 6. Александр III - тринадцать лет передышки после Великих реформ. Во времена Александра III в архитектуре, искусстве и моде господствовал русский стиль, и сам император, когда-то серьезно занимавшийся историей Древней Руси, лично содействовал проведению множества исследований по истории допетровской России. Одной из мин, подорвавших самодержавие, оказалось введение классической системы образования как средства борьбы с неверными режиму. Но как это ни парадоксально, и В. Ульянов, и И. Джугашвили, и Л. Бронштейн – выпускники классической гимназии, получившие по ее окончании свидетельство о благонадежности – документ, призванный гарантировать власти спокойный сон. С благонадежностью не сложилось, но уровень образования следующего поколения революционеров по сравнению с предыдущим заметно вырос. А изучение греческого и латыни облегчило бунтарям понимание Маркса.   Главный девиз того времени – «тише едешь – дальше будешь». Главное событие внешней политики – появление «сердечного союза» с Францией. Главный памятник архитектуры – Владимирский собор в Киеве, главный писатель – А. П. Чехов. Главная новость весны – труп гимназиста в Фонтанке, а главный предмет увлечения – Россия первой половины XVII столетия.  Лекция 7. Николай II — русская смута, экономический подъем, взлет искусства.  На лекции Льва Лурье речь шла о времени первого периода правления Николая II - человека деликатного, интеллигентного, но, как оказалось, не способного к управлению государством в такой сложный период его истории, каким было начало XX века. Брожение умов в периоды длительного благополучия и экономического подъема неизбежно. Все бури, выпавшие на долю последнего государя, имели бы место в любом случае. Отличие только в том, что ситуация краха империи при Николае складывалась как бы сама собой, как будто по воле рока: от происшедших по глупости трагедий Ходынки и Кровавого воскресенья до отсутствия Григория Распутина в городе в период принятия решения о вступлении в Первую мировую войну. Интересно было узнать, что речи оппозиции начала XX века в лице Павла Милюкова были как две капли воды похожи на те, что мы слышим сегодня на Эхе Москвы. Лекция 8. От Петрограда до Ленинграда.  На лекции От Петрограда до Ленинграда Льва Лурье мы узнали о том, что основной формой среднего образования в дореволюционной России была гимназия, через которую лежал прямой путь в университет. С 1926 года понятие "сессия" отменяется. Система начинает напоминать западную. Чтобы получить диплом о высшем образовании, студент должен был сдать примерно 75 экзаменов. Он мог сдавать их на протяжении 7 лет. После окончания гимназии можно было поступить в Петербургский университет и Технологический институт. Если студент закончил реальное училище, то, чтобы поступить в эти учебные заведения, ему необходимо было сдать еще латынь и греческий. Самый большой конкурс был в Институт путей сообщения, т.к. железнодорожники много получали, а также в Горный институт, Институт гражданских инженеров и в Электротехнический институт. В литературе того времени было три главных любимца, которых читали все: Леонид Андреев, Максим Горький и Александр Куприн. Прекрасный Серебряный век был прерван Февральской революцией, ее жертвами, гибелью старого Петербурга.  Лекция 9.  Не столица и не провинция. С 20-х годов большевистский режим становится все больше похож на Российскую империю и даже не времен Александра III, а Петра Великого. Идеология – часть имперской политики: шаг в сторону – побег, конвой стреляет без предупреждения. Тем не менее, это годы ленинградской школы художников, расцвета театра оперы и балета им. С. М. Кирова, «Трилогии о Максиме», «Чапаева», Тракторной улицы, дома Фомина и Левинсона на Карповке и, что может быть главное, знаменитой Детской редакции Государственного издательства (Детгиза). Ленинград того времени – Афины и апокалипсис в одном флаконе. О нем – следующая лекция Льва Лурье. Лекция 10. Город в 1949-85 годах. Почему Сталин считал всех граждан, имеющих национальную родину за пределами СССР потенциальными врагами - и как это связано с тем, что сейчас филфак - это языковые курсы, а СПбГУ в целом - ПТУ. Где на Невском построено худшее из зданий "сталинского ампира" и чем радовали народ рестораны при Хрущеве. Каким был "второй серебряный век" русской литературы и почему он мог бы быть гораздо более ярким, чем серебряный век до революции. Первые выставки, первые квартирные семинары. КГБ и КПСС расходятся во взглядах на "вторую культуру". Изгнания и трагедии Нуриева, Барышникова, Довлатова, Рейна. Почему преследовали не всех, зачем Бродский ходил с контрабасом, за что избили Лихачева - и как повлияла "выставка такелажников" на судьбу директора Эрмитажа. Чем примечателен Брежневский стиль в архитектуре, и на месте какого храма стоит концертный зал "Октябрьский". Почему Пулково-I - самое приличное сооружение "эпохи Аллы Пугачевой", а Питер и сегодня похож на Москву так же, как старая добрая Англия на США.

Оставить заявку



1 2 3 4 5 ... 12